суббота, 19 мая 2012 г.

ЛАХИС: город, раздавленный временем

Осада Лахиса


 Игорь, спасибо за снимки.Чего не хватило, досниму позже...
Лахис (Лахиш) – второй по размеру город Иудеи, который с 1973 г. раскапывал Давид Уссишкин. Начало этого города уходит еще во времена Единого царства, когда он был за­строен лишь частично и не имел укреплений. Расположе­ние на важнейшем пути из южной части Прибрежной рав­нины решающе способствовало его развитию в IX-VIII в. до н.э. вплоть до захвата его Синаххерибом в 701 г. до н.э. (слои IV-III). 
Телль эд Дувейр - курган, скрывающий в себе почти двухтысячелетнюю историю древнего города (с III тысячелетия до н.э. по 587 г. до н.э.; послепленно-эллинистическое мелкое поселение Лахиш не в счёт, т.к. в 587 г. до н.э. город-крепость погиб, чтобы никогда больше не обрести былой боевой славы)
Город был окружен двумя стенами. Внеш­няя шла в центральной части склона холма, внутренняя, достигавшая шестиметровой толщины и состоявшая из кирпичной кладки на каменном основании, ограждала его вершину. 

Сложный комплекс ворот включал соответствующие сооружения, связанные как с внешней, так и с внутренней стеной. 

Особой мощностью отличались шестикамерные внутренние ворота, превосходившие по раз­мерам подобные конструкции Мегиддо, Гацора/Асора и Газера. 
 

Улицы дренажировались особым каналом. 

В се­верной части города располагался район административ­ных построек, отделенный от города специальной стеной. Большой интерес представляет собой дворец-форт, стоявший на высоком подиуме и неоднократно перестраивавшийся: были выделены три фазы этого самого большого сооружения в Палестине периода Царей – фазы, отмеченные последовательным его увеличением от квадрата стороной в тридцать два метра до прямоугольника трид­цать шесть метров на семьдесят шесть метров. Подиум, на котором стоял дворец-форт, достигал шести метров. Ого­роженный дворцовый участок включал в себя также мас­сивные прямоугольные хранилища, подобные открытым в Мегиддо. Застроен город был чрезвычайно густо, и жи­лые кварталы распространялись за пределы укреплений.
Слой археологического уровня III связан со штурмом и разгромом Лахиса Синаххерибом: здесь найден гребень ассирийского шлема, наконечники стрел и камни для пращей. На скульптурном фризе из дворца Синаххериба в Ни­невии изображен штурм Лахиса: лучники стреляют в обороняющих город, стенобитные орудия раз­бивают стены, а воины карабкаются вверх по приставным лестницам; защитники города бросают в своих врагов кам­ни и горящие факелы (см. заглавную илл.).

Прямые археологические свидетельства подтвержда­ют эту картину: осадный пандус, построенный у юго-за­падного угла города из огромного числа камней, навален­ных перпендикулярно стене, и по высоте сравнявшийся с вершиной последней; скопление здесь пращевых камней и железных наконечников стрел; мощные слои золы и об­горевших строительных остатков; тяжелые каменные глы­бы, низвергнутые из города на врагов; фрагментированная цепь, предназначенная для улавливания и остановки тарана; сооруженный защитниками города контрпандус на одной линии с ассирийским пандусом; массовые захо­ронения жертв штурма в пещере за пределами города.
Впоследствии Лахис, в полном смысле слова восстав­ший из пепла в VII в. до н.э., прожил еще более столе­тия – вплоть до окончательного разгрома Иудеи вавилон­ским царем Навуходоносором в 587г. до н.э. Прежнего своего величия Лахис уже не достиг, фортификации его после восстановления были слабее и проще, они ограж­дали жилые кварталы и хранилища, точных сведений о реконструкции дворца-форта нет, хотя подиум его сохра­нился и использовался в более поздний период.
С финальным периодом жизни города связаны знаменитые Лахисские письма – остраконы с боевыми приказами и донесениями, найденные меж­ду сгоревшими внешними и внутренними воротами, в слое золы, на полу штабного помещения. Всего остраконов восемнадцать, из них семь содержат достаточно чет­кие и пространные тексты, остальные – лишь отдельные изречения и слова. Все документы являются письмами. Часть их направлена командиром укрепленного аван­поста близ Лахиса Хошаягу губернатору Лахиса Яушу. В письмах содержатся военные донесения, в частности, о связи форта с Лахисом и прекращении связи с Азекой: «Мы не видим огневых сигналов из Азеки». Это письмо, несомненно, относится к тому моменту войны, который описан у пророка Иеремии. Между тем войско царя Вавилонского воевало против Иерусалима и против всех городов Иудейских, которые еще оставались, против Лахиса и Азеки; ибо из городов Иудейских сии только оставались, как города укрепленные (Иер. 34:7). Когда Хошаягу говорит, что он не видит «огневых сигналов из Азеки», он, возможно, имеет в виду, что этот город уже за­хвачен неприятелем и поэтому больше не может подавать световых сигналов. Это, в частности, показывает, что в VI в. до н.э. существовала сигнальная система, а харак­тер и тон писем отражают смятение в осажденной стра­не. Предполагают, что все письма датируются 588 г. до н.э. В письме 10 имеются слова «девятый год». Оче­видно, речь идет о годе правления царя Седекии, т.е. о том годе, когда Навуходоносор прибыл в Палестину, что­бы начать ее покорение (Иер. 39:1).

Письмо 3 указывает на то, что в это время надежда на помощь еще не угасла, в том числе на помощь Египта: «А твоему слуге было донесено следующее: командир вой­ска Хониягу, сын Эльнатана, пришел для того, чтобы идти в Египет, и он послал к Годавиягу для того, чтобы по­лучить... от него...». Далее Хошаягу продолжает: «А что касается письма Товийягу, слуги царя, который послал к Шаллуму, сыну Яддуиягу, через пророка сказать: "Берегись!", - то твой слуга послал его твоему господину». Кто был тем «пророком», который исполнял роль передатчика письма, неизвестно. Но из документов ясно, что важ­ные письма широко распространялись. В письме 16 есть еще одна ссылка на «пророка», но полностью имя его не сохранилось. Осталось лишь окончание -ягу. Это – обыч­ное окончание тех имен, которые в русском переводе окан­чиваются на -ия. По мнению Дж. Райта, этого «пророка» можно отождествить с Урией (Уриягу), о котором говорит­ся у Иеремии (Иер. 26:20-23), но это сомнительно, так как Урия был казнен Иоакимом еще до первой оса­ды Иерусалима в 597 г. до н.э. Более вероятно, что речь идет о самом пророке Иеремии, хотя точно доказать это невозможно. В письме 6 царские чиновники обвиняют­ся в «ослаблении рук» армии и народа, т.е. в том, в чем они сами упрекали Иеремию.
Фортификации Лахиса
 Так­же в Лахишских письмах упоминаются люди, о которых говорится и в Библии: Гемария, военачальник Седекии (Иер. 29:3); Иезания, военачальник Навуходоно­сора (4 Цар. 25:23); Матфания (Седекия) (Матфания – первоначальное имя царя Седекии [4 Цар. 24:17]); Нирия, отец пророка Варуха (Иер. 43:3). 
Последствия осады для Лахиса были катастрофич­ными – форт был разрушен полностью: масса кальци­нированных в пожаре кирпичей покрывает его каменные основания. Расположенные вблизи дворца хранилища заполнены самыми различными товарами – сосудами с зерном, ткацким оборудованием, прочими ремесленными инструментами и изделиями, брошенными после штурма, который пресек работы по сооружению грандиозной четы­рехугольной шахты со стороной двадцать четыре метра тридцать восемь сантиметров, доведенной до глубины в двадцать один метр тридцать четыре сантиметра и пред­назначавшейся, очевидно, для системы водоснабжения. За пределами города найдено огромное – свыше 2 000 – скопление человеческих скелетов. Они были помещены в древнюю пещерную гробницу. Очевидно, это было вызва­но очисткой остатков города после вавилонского погрома. Часть черепов носит следы травм и – что особенно инте­ресно – трепанаций, связанных, возможно, с попытками спасти раненых, с полевой хирургической практикой.
Осада города ассирийцами

Комментариев нет:

Отправить комментарий